Официальная поддержка:



Информационная
поддержка:

ТАСС "Парламентская газета" - издание парламента РФ Журнал "Российская Федерация сегодня" Журнал "Вестник Совета Федерации" Международный пресс-клуб
Хизри Амирханов, доктор исторических наук, член-корреспондент РАН
Хизри Амирханов, доктор исторических наук, член-корреспондент РАН

По объектам исторического наследия Зарайска и Коломны

Зарайск и Коломна – старинные русские города. Широкий интерес любителей древностей к Зарайску вызван его исключительно богатой историей, наличием большого количества монументальных строений и материальных следов пребывания людей, относящихся к различным эпохам.

Полученные материалы проливают свет на культурный процесс Восточной Европы – на территории Русской равнины в условиях наиболее холодной стадии валдайского оледенения. Изучение Зарайской стоянки и родственных ей памятников позволяет получить ответы на вопросы о времени образования, механизма сложения европейского континента как единого пространства в культурном отношении. 


Читать далее
Жители Зарайска уже давно находили здесь кремневые предметы и кости животных. Первые небольшие сборы археологического материала, проведенные сотрудницей Зарайского городского историко-художественного музея Л.М. Максимовой, (ныне – главный хранитель музея), послужили толчком для научного открытия памятника и начала целенаправленных раскопочных работ в 1980 году А. В. Трусовым. С 1995 года и до настоящего времени раскопки стоянки ведутся Зарайской археологической экспедицией ИА РАН под руководством автора этой статьи. Раскопки последнего десятилетия доставили более ста тысяч кремневых предметов, собрана представительная коллекция костяных изделий, экстраординарные произведения первобытного искусства, украшения и орнаментированные изделия из кости и бивня мамонта. 

По данным последних исследований, этот памятник, известный под названием Зарайская стоянка, предстает как комплекс не менее четырех переслаивающихся поселений, существовавших от 22 до 17 тысяч лет назад. Они разделены друг от друга хронологическими отрезками различной протяженности. Их выделение на отдельные разновременные этапы основывается на дифференцированном анализе данных литологии, палеопедологии, био- и криостратиграфии, а также собственно археологической стратиграфии, которая подкреплена большим количеством радиоуглеродных дат. 

Наиболее выразительные археологические материалы относятся к культурному слою, возникшему примерно 21 тыс. лет назад, а планировка и структура этого поселения типична для знаменитой культуры верхнего палеолита Восточной Европы, называемой костенковской. (Наиболее яркими памятниками этой культуры являются Костенки 1; слой 1 в селе Костенки Воронежской области и Авдеево в селе под тем же названием в Курской области). 

Поселение, о котором идет речь, представляло собой площадку на высоком берегу реки. Овал этой площадки образуют крупные углубления в виде полуземлянок. Это крупные ямы, вытянутые в одном направлении – от центра к периферии площадки, они имеют, в среднем, площадь 5-8 кв. м. Очаги в них никогда не разжигали. Но на дне нередко находятся пятна костного угля. Предполагается, что эти сооружения служили своеобразными «спальнями»-убежищами для отдельной семьи: для обогрева на ночь сюда приносили раскаленные угли. 

Вдоль продольной части поселения располагались крупные открытые очаги, отделенные промежутком в 1- 1,5 метра один от другого. На одном из уровней обитания раскопано пять таких очагов. Это не просто ямы, в которых разжигали огонь: в некотором смысле их можно назвать открытыми печами. Диаметр этих сооружений превышал метр, а глубина достигала полуметра. Их топили костями животных. Они давали настолько сильный жар, что стенки и дно очагов приобретали кирпично-красный цвет. По окружности очага обнаружены мелкие ямки. По всей видимости, это основания для стоек, которые подпирали перекладины, перекинутые через очаг. На таких перекладинах могли зажаривать и коптить крупные куски мяса. Внутри очагов в массе костного угля при раскопках собрано большое количество сильно обожженных камней. Угадать назначение последних не трудно. Такие камни, раскаленные в костре, кочевники во все времена использовали для запекания мяса. У некоторых народов в древности с их помощью нагревали и даже кипятили воду в различных сосудах, даже в кожаных мешках. 

«Архитектура» такого верхнепалеолитического поселения на приледниковых просторах Восточной Европы во время максимально холодной стадии последнего оледенения отличалась своими выразительными особенностями в устройстве не только жилых, но и хозяйственных сооружений. Культурный слой таких памятников во время раскопок выглядит источенным разнообразными углублениями, ямами и ямками. Наибольшее количество приходится на ямы-хранилища, они имеют круглую в плане форму. Размеры их, как правило, стандартные. Глубина достигает 70 см, что равно, в среднем, длине руки взрослого человека. Диаметр большей части ям составляет 50-60 см. В таких углублениях хранили запасы ценного костяного и кремневого сырья для орудий и поделок, предметы утвари, украшения, произведения искусства. Особо ценные вещи клали на дно ямы, предварительно поместив в небольшие мешочки из мягкого материала – по всей вероятности, кожи. Одна из наиболее заметных находок такого рода на Зарайской стоянке - ожерелье из зубов песца. 

Особые ямки («ямки-клады») существовали для размещения своего рода полуфабрикатов - отборных заготовок для каменных орудий. Кремневые пластины длиной 20 и даже 30 см бережно укладывали в них наподобие того, как в наше время укладывают доски штабелями. 

И в редких случаях ямы выкапывали специально для ритуальных действий. Одна такая яма была использована для религиозно-магической цели – захоронения фигурки бизона. Этот акт интерпретируется как обрядовый, имитирующий погребение реального животного, занимавшего у обитателей поселения важное место в религиозных представлениях. 

В культурном слое обнаружены десятки тысяч предметов из кремня и сотни изделий из кости и бивня мамонта. Особый интерес привлекают произведения искусства и украшения. Уникальна по совершенству исполнения фигурка бизона из бивня мамонта. К редким находкам относятся и «палеолитические Венеры»: женские статуэтки, вырезанные также из слоновой кости двадцать тысяч лет назад. Но особенно впечатляют декоративные аксессуары одежды – ожерелье из нескольких десятков просверленных зубов песца и подвески из клыков волка. 

Жизнь обитателей поселения обеспечивалась целиком охотой, прежде всего на таких гигантов как мамонт и бизон. (До 90 % обнаруженных на поселении костных остатков приходится на долю мамонта). Следом по количеству костных остатков идут звери, составлявшие объект пушной охоты: песец, волк, росомаха. И нередко охотничьей добычей становилась птица – тетерев, серый гусь, серебристая чайка. 

Исследования палеолитических памятников в Зарайске продолжаются. Работы здесь – как минимум, еще на одно поколение исследователей. И, хотя, казалось бы, об этом памятнике известно уже очень много, можно быть уверенным – впереди есть и экстраординарные находки и ответы на вопросы, которых все еще немало. 

Детальным исследованием доставленных раскопками предметов и введением их в научный оборот заканчивается полноправное владение археологом результатом своего труда. Приходит время определить материалы в музей на хранение и использование в научных и культурных целях. Обычно это происходит после завершения раскопок. Но как быть, если раскопки длятся несколькими десятилетиями, и счет находок ведется на сотни тысяч? В таких случаях наилучшее решение - передача находок в музей частями, по мере изучения материала. 

Когда речь идет об определении судьбы такой значимой коллекции, как зарайская, выбирают обычно между самыми известными музеями. Это собрание древностей включает экспонаты, владеть которыми не отказались бы самые знаменитые музеи мира. Мы же пошли в некотором смысле на необычный шаг : решили передать собрание в музей того города, в котором ведутся раскопки, несмотря на то, что музей этот не относится к числу неординарных. 

В апреле нынешнего года в торжественной обстановке состоялась передача в Зарайский художественно-архитектурный историко-археологический музей более чем стотысячного собрания – итога одиннадцати лет раскопок экспедиции Института археологии РАН. У нас уже сейчас имеется приглашение включить некоторые из произведений нашей мелкой пластики в общеевропейскую выставку шедевров палеолитического искусства малых форм, которая будет проходить в Германии и Италии. Это заманчивое приглашение. Но решать эти вопросы теперь надо совместно с Зарайским музеем. Мы предполагаем принять участие в планах руководства и сотрудников музея по созданию такой формы демонстрации материала, которая не уступала бы лучшим экспозиционным образцам любого крупного музея. 

Некоторые из коллег сомневаются в правильности сделанного нами предпочтения. Но такие сомнения вряд ли обоснованы. Приоритетом здесь должен быть не вопрос понимаемого по-своему престижа, а концептуальное отношение к проблеме. Должны ли мы методично сосредоточивать в столичных хранилищах древностей лучшее из того, что «добывается» сотнями ежегодных археологических экспедиций? Или же следует совместными усилиями ученых и музейщиков с активным привлечением местных властей и общественности способствовать созданию и развитию периферийных музеев? Конечно, идеальным является сочетание того и другого. Но для современных российских реалий второе представляется предпочтительней. 

Наше взволнованно-возбужденное состояние, вызванное передачей материалов, через несколько дней было омрачено смутными разговорами о том, что церковь претендует на здание, которое ремонтируется, чтобы в него мог переехать музей. Это помещение находится внутри музейного комплекса «Зарайский кремль». Оно известно у зарайцев под названием «присутственные места». До революции здесь располагались службы городской администрации. Теперь выясняется, что еще раньше тут, якобы, помещалось духовное училище. Необходимо ли сейчас в Зарайске восстанавливать это училище (если даже оно здесь было) – вопрос спорный. Ближайшее духовное училище существует всего в тридцати километрах отсюда в городе Коломне. И, хотя все это так, и местное благочиние не делает в этом направлении резких движений, «имущественный вопрос» все же витает в воздухе. 

Культура не разделима между церковью и государством. Церковь не может быть равнодушной в вопросе о дальнейшем устройстве музея, поставленного перед необходимостью освободить занимаемое им бывшее церковное строение. Церковь и культура по своей сути не могут быть сторонами имущественного спора. Одна не может благоденствовать за счет другой. И, если видимость такой возможности достигалась в прошлые десятилетия известным образом, то прибегать в наше время, к тому уже с другой стороны, не допустимо. Это никак не может быть понято человеком не чуждым и вере и культуре одновременно. А совместная работа и церкви, и деятелей культуры, и научной общественности будет, как говорили встарь, на пользу народу и процветанию страны.
Статья "Когда на месте Кремля паслись мамонты..."
Журнал "Достояние поколений" №1 (4) 2008

Фоторепортаж

Развернуть
Панорама Зарайского Кремля.  Фото: П.В. Умнов Хизри Амирханов, доктор исторических наук, член-корреспондент РАН

Возврат к списку


© Все права защищены, Фонд сохранения
культурного наследия «Достояние поколений». 2013-2017
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100